Александр ГЕРЦ

Бизнес

с человеческим лицом

О книге Станислава Меньшикова и Георгия Цаголова

«Бизнес-долголетие. Новый тип российских миллионеров»

 

В начале этого года Даниил Гранин на страницах «Российской газеты» в статье «Подайте богатому на скромность» подверг сокрушительной критике современную бизнес-элиту. Он писал: «…мы не осведомлены вообще о людях, которые благодаря своему творчеству, идее действительно приобрели богатство, о котором можно сказать: «Вот молодец! Я хочу так же»… Взяточники, воры и жулики диктуют моду, считают себя элитой, высшим классом общества» (Российская газета, 10 января 2007). Что и говорить, такого рода убеждения разделяют не только многие другие наши писатели, мыслители и аналитики, но и значительная, если не большая, часть российских граждан.

В то же самое время с глянцевых обложек ряда далеко не бедствующих изданий на нас смотрят холеные, уверенные в себе лица отечественных миллионеров, а рассказы о них пестрят присущими им чуть ли не с рождения незаурядными качествами.

Может быть, предмет один и тот же, а все зависит от социальной принадлежности, жизненной позиции и философии наблюдателей? Или и в нашем бизнесе все же происходят немалые перемены? Но тогда каков их характер и общий вектор? Что действительно заслуживает особого внимания? Что настораживает, а что вселяет надежду? И, наконец, каковы и чем вызваны наметившиеся тенденции?

На эти темы рассуждают Станислав Меньшиков и Георгий Цаголов в только что выпущенной из печати издательством «Эксмо» книге: «Бизнес-долголетие. Новый тип российских миллионеров». Работа красиво оформлена и сопровождена со вкусом подобранным иллюстративным материалом. Но отнюдь не в этом главные её достоинства.

Приятно отметить: именно со «Словом» связана история этой книги, что предопределило её структурную композицию и последовательность подачи материала. Прошлой весной Георгий Цаголов – экономист по образованию и профессии в советское время и предприниматель по роду занятий нынешних – выступил в данной газете с серией статей о своей фирме «Ай-Си-Эс», её пятнадцатилетней практике, её настоящем и будущем. Заодно он высказал свои взгляды на развитие экономической обстановки в стране, на позитивные сдвиги, наметившиеся в последние годы.

Один из тезисов «Заметок предпринимателя» — правила игры в российском бизнесе изменились. Стереотип безраздельного господства в нём авантюрных, нахрапистых, а отчасти и узколобых «новых русских» образца 90-х, из которых затем выкристаллизовалась могущественная когорта алчных олигархов, уже стёрся и устарел. В стране появились и набирают силу предприниматели нового типа. С ними и связаны чаяния на возрождение экономического, а стало быть, и политического величия России.

Эти публикации вызвали полемические отклики со стороны известных учёных-экономистов. Возник спор, в ходе которого выявились такие стороны российского предпринимательства, которые прежде мало кто в нашей печати и деловой литературе затрагивал и обсуждал. Автор «Заметок» и открывший с ним полемику Станислав Меньшиков (незадолго до того издавший капитальный труд «Анатомия российского капитализма»), встречаясь, не раз и подолгу дискутировали на поднятую в печати тему. С каждым разом их позиции сближались, и в конечном итоге настал день, когда они решили… написать об этом совместную книгу.

Мастерство отточенного пера дополняется в ней творческими способностями авторов к разным жанрам — редкое сочетание в одном и том же произведении. Заметки и полемика сменяются столь же откровенным, сколь и обстоятельным диалогом «экономиста с торговым оператором». Его продолжают увлекательно написанные очерки о представителях различных категорий российского бизнеса. В ряде случаев в текст органично вплетены глубокие, но вовсе не утяжеляющие работу теоретические рассуждения и обобщения. В итоге вырисовывается яркая, довольно насыщенная, хотя и неоднозначная, а в чем-то и противоречивая красочная картина, показывающая реальные сдвиги не только в поверхностных пластах, но и в самой сердцевине экономического фундамента постсоветского общества. Словом, сегодняшние микро- и макроэкономики доходчиво представлены в своем неразрывном единстве.

На Западе отличают self-made-бизнесменов (создавших себя) от тех, кто унаследовал состояние от родителей. У нас предпринимателей, получивших капиталы по наследству, пока ещё считанные единицы. Тем не менее принятое в мире деление также проводится. Только в роли «родителей» выступает целая страна – прежний СССР. Бизнесменов, построивших дело с нуля, в России в последнее время становится всё больше, хотя перевес сохраняется за «приватизаторами» государственной собственности.

Ознакомление с опытом многих десятков self-made-бизнесменов и их компаний приводит авторов к выводу, что значительная часть их занимается лишь перепродажей недвижимости и другими видами рыночных спекуляций. Но немало и тех, кто создает новые продукты и услуги, укрепляя тем самым экономику страны. Они-то и стали в первую очередь объектом пристального внимания Станислава Меньшикова и Георгия Цаголова.

Главе 4 об Андрее Коркунове предпослан эпиграф: «Если цель в жизни выбрана верно, то на пути к ней будет встречаться много подсказок, знаков и людей, которые помогут её осуществить» (Паоло Коэльо, бразильский писатель). Читатель убеждается, как американская мечта на нашей почве воплотилась в действительность в образе провинциального парня, ставшего за считаные годы всероссийской знаменитостью.

Повествование о «шоколадном короле» автор (Г.Цаголов) ведёт не с чужих слов. Характерный фрагмент: «Я познакомился с ним в конце сентября 1999 года на открытии Одинцовской кондитерской фабрики, куда был приглашён как руководитель дистрибьюторской фирмы. В просторном, опрятном и наряженном фойе солидного по тем временам совершенно нового предприятия было немало народа. Среди собравшихся промелькнуло несколько знакомых лиц, представлявших «Красный Октябрь», другие известные учреждения отрасли. Неподалеку с кем-то беседовал высокий импозантный Довгань, чья громкая прежняя слава к тому времени уже шла на убыль. После непродолжительной торжественной церемонии гостей рассадили за накрытые, хорошо сервированные столы, и начался ужин с концертом, на котором, помню, долго пела и танцевала Лолита с её тогдашним мужем Александром Цекало.

Первое впечатление о человеке часто не подводит, хотя далеко не все важные черты характера обнаруживаются с самого начала. Так было и в данном случае. Среднего роста, стройный, несколько коренастый, подтянутый, с осанкой, выдававшей бывшего военнослужащего, он показался естественным и располагающим к себе внимательным и разумным человеком. Его незаурядные организаторские способности, лидерские качества, интуиция и способность принимать рискованные неординарные решения – тогда ещё не были замечены. Мы договорились о сотрудничестве, и вскоре он посетил нашу компанию, где выступил перед управляющими и торговыми представителями. Все наши сотрудники также почувствовали положительное биополе, простоту и обаятельность Коркунова, что, несомненно, придало дополнительный импульс в их работе по продвижению его продукции на московском рынке.

С тех пор между нашими фирмами непрестанно развивались и укреплялись добрые рабочие и партнерские отношения. Не помню, чтобы они когда-нибудь нарушались, хотя были случаи, когда сохранить их было и не так легко. Так, несколько лет назад одна из столичных розничных сетей потребовала от Коркунова, чтобы он существенно снизил цены и продавал им свою продукцию напрямую, не прибегая к услугам нашей компании. Но он не сделал этого, заявив, что участие «Ай-Си-Эс» способствует снижению издержек обращения и отказ от него не изменит стоимость закупок для магазинов в лучшую сторону. В итоге руководство сети заупрямилось и, видимо, решив преподнести урок всем другим не подчиняющимся его диктату производителям, вывело марку «А.Коркунов» из своего ассортимента».

Из представленного портрета следует, что умение создавать привлекательный товар вовсе не обязательно требует специального образования и каких-то особых знаний. Нанятая Коркуновым целая команда специалистов надавала ему кучу рекомендаций по этому поводу. Но всё, что получалось по их советам, ему не нравилось как потребителю. Он исходил из интуитивно подсказанного простого правила – если тебе конфета не по вкусу, она не сможет понравиться покупательской массе. Это правило не было записано ни в одном учебнике. Оно родилось стихийно из жизни. Но именно это вознесло предпринимателя на вершину успеха.

Небезынтересно и то, что, живя уже в другой России и будучи представителем её привилегированного капиталистического класса, Коркунов тем не менее весьма тепло отзывается о строе, в котором прошла его молодость: «Мне очень повезло, что и в школьные, и в студенческие годы я учился в Советском Союзе, при социализме. Не знаю, как сейчас живут студенты, но я думаю, что менее интересно в плане общественной жизни. У нас были стройотряды, у нас была картошка, у нас был лагерь «Алушта», у нас было общежитие, и мы все были одинаковые – все в одних кроссовках «Адидас», в одних джинсах и свитерах. Мы социально все были равны. И у нас была по-настоящему насыщенная жизнь. Я тогда особо не задумывался о будущем, знал, что получу распределение на завод, а что уж дальше – будет видно. Сейчас сложнее: ты, уже учась в институте, должен знать, чего ты хочешь, каким специалистом хочешь быть – от этого будет очень сильно зависеть твоя будущая карьера и благосостояние. Сегодня менеджеры востребованы до 35 лет, основную карьеру ты должен сделать сразу после окончания института. И если до этого возраста ты не состоялся как менеджер, то шансов потом очень мало. В советские времена все было совершенно по-другому».

Отвечая на вопрос: «Что бы вы посоветовали начинающим бизнесменам», Коркунов говорит: «Зарядите себя на мысль: если через 10 лет вам придётся давать интервью, то вы смогли бы искренне сказать, что никогда никого не обманули, не подставили и никому не должны! Главное в бизнесе — это репутация. Не спешить. Двигаться потихоньку. Не конфликтовать. И главное — человек должен рисковать. Мой совет начинающим бизнесменам: не думайте о деньгах, думайте о клиентах, и деньги тогда сами придут».

Не менее интересна следующая глава — о Рубене Варданяне и группе компаний «Тройка Диалог». Один из его сокурсников по экономическому факультету Московского университета вспоминает: «Рубен всегда по своим интересам, серьёзности и даже внешне казался взрослее нас. Он отличался глубокими знаниями, довольно незаурядными способностями, а его аналитические выступления и доклады на семинарах всегда были превосходны. Но он никогда не кичился этим. Был приятен, честен и современен».

Варданян не изобрел инвестиционные банки, но он стал первым, кто успешно развил эту услугу в России. На анархической российской почве 1990-х годов коммерческие банки (точнее, их подобия) росли, как грибы, тысячами, но намного более сложным инвестиционным банкингом рисковали немногие. Он был одним из группы нескольких молодых людей, обучившихся биржевому делу. В результате «Тройка Диалог» выросла в лидирующий инвестиционный банк России, который ежегодно размещает на денежном рынке новые ценные бумаги на миллиардные суммы, имеет отделения, занятые биржевой торговлей, по всей России и управляет несколькими паевыми инвестиционными фондами. Эта специфическая сфера предъявляет особые требования к её специалистам и работникам. Обращаясь к студентам — будущим менеджерам и бизнесменам, — глава «Тройки Диалог» с оптимизмом говорит: «Все в ваших руках!».

Между тем и у самого Варданяна не всегда всё шло гладко и легко, особенно вначале: «Когда я был генеральным директором, у меня не было ни служебного кабинета, ни служебной машины. Это была полная самоотдача делу. Надо признаться, довольно сложно было в 23 года возглавлять компанию, когда ты сам не очень понимаешь, что это за бизнес, и с такой внешностью, как у меня, с бородой, с моей национальностью, доказывать на Западе, что российскому банку можно верить, когда экономика страны рушится. Непростая задача — оставаться оптимистом в условиях неопределённости. Всегда найдется масса аргументов, чтобы сказать «не получится». Если бы тогда, в 1991 году, я стал искать причины, по которым не стоит создавать инвестиционно-банковский бизнес, то на 99% вопросов можно было бы ответить: «Нет, этого делать нельзя».

Спрашивается, что же помогало тогда Варданяну? Конечно же, сила воли, интуиция, вера в перспективы, вкус к риску и одержимость.

Говоря о развитии фондового рынка в России, Варданян замечает: «Теперь начался этап, когда работа на перспективу стала выгодна. Основные собственники поняли, что им хочется не просто каждый день бороться с трудностями, но и строить компанию, которой можно гордиться. Макроэкономическая стабильность дала возможность людям инвестировать свои собственные свободные деньги в новые инструменты, а не только держать их в банках или дома под кроватью в виде долларов. В результате происходит трансформация всей экономики, в том числе финансового и фондового рынка, который становится очень важной шестерёнкой, двигающей всю экономику в целом».

Размышляя над проблемами решения кадровых проблем, Варданян пришел к выводу о необходимости создания надёжного центра подготовки профессионалов с учётом специфики работы в российских условиях. С помощью собственных средств и пожертвований других крупных предпринимателей он в прошлом году учредил в Москве бизнес-школу мирового класса, президентом которой теперь является. «Следует учитывать, — полагает Варданян, — что в ХХI веке основная битва будет идти за людей. Преимущества получит та сторона, которая сможет развить свои собственные кадры и привлечь лучшие кадры извне. И если мы не будем иметь собственных управленцев, отлично ориентирующихся в реальной действительности, то нам будет сложно конкурировать, иметь лучшие компании, лучшие методики, лучшие новации. Вопрос не только в том, что мы хотим конкурировать с западным рынком образования. Вопрос в том, что Россия вообще должна быть лидером».

Заглядывая вперед, Варданян задумывается и о совершенно новой для России индустрии благотворительности. В Америке, например, насчитывается около 70 тысячах фондов, занимающихся филантропической деятельностью, а в самой отрасли работают около миллиона человек. Варданян планирует создание в нашей стране сети учреждений, где будут аккумулированы деньги, которые станут работать, а проценты с их доходов будут инвестироваться в различные проекты. У жертвователя (и одновременно вкладчика) всегда будет возможность получить свои деньги обратно. Если он что-то теряет, то только проценты. В таком случае благотворительность становится индустрией, а не разовыми акциями, как, например, когда люди отреагировали на трагедию в Беслане.

Такой механизм, по разумению Варданяна, будет работать постоянно, он даст возможность любому человеку, даже тому, кто владеет не очень большими деньгами, получать отчёты о расходовании его средств. И, зарабатывая, скажем, тысячу долларов в месяц, каждый может взять и сказать: «Я хочу отправить на счёт такого-то фонда по борьбе с раком десять долларов». Люди станут с большим спокойствием отдавать свои деньги на подобные программы.

Во второй части книги внимание сконцентрировано на возродившихся в последние годы государственных фирмах. На этой почве выросла ещё одна группа бизнесменов, которых авторы называют госкапиталистами. Таковы в первую очередь «Газпром» и его топ-менеджер Алексей Миллер и «Роснефть» и её глава Сергей Богданчиков.

После того, как в конце 2005 года было принято решение о свободной продаже акций «Газпрома», туда хлынул поток частных инвестиций, и его рыночная капитализация выросла в несколько раз. В прошлом не раз предпринимались попытки покончить с «Газпромом», расколов его на ряд разрозненных формирований. Миллер провел немалую работу по расчистке компании от самодовлеющих подразделений, раздиравших концерн на части при прежнем руководстве. Чудом и не без его стараний корпоративное единство удалось сохранить. А покупка «Сибнефти», ныне переименованной в «Газпромнефть», сделала концерн лидирующим нефтегазовым оператором во всём мире. Теперь долголетие фирмы представляется обеспеченным.

По стечению обстоятельств «Роснефти» досталось «по наследству» больше половины нефтедобывающих мощностей «Юкоса». Это, конечно, скорее нежданный дар сверху, чем собственное достижение самой государственной компании. Однако заслуга её руководства в том, что оно смогло отстоять свою независимость от попыток поглощения другими гигантами и провести успешное первоначальное размещение акций на лондонской бирже, а также их массовую продажу многочисленным инвесторам внутри страны.

Но и до этих событий её топ-менеджер Сергей Богданчиков проявил себя как блестящий организатор, поднявший компанию на ноги после долгих лет прозябания и близости к банкротству. Пример «Роснефти» — лучшее опровержение расхожего тезиса о заведомой неэффективности государственного бизнеса и сектора.

Будущее «Роснефти» во многом зависит от того, последует ли она примеру частных нефтяных концернов, находящихся в фактическом картельном сговоре по поводу внутренних цен, или же выберет самостоятельную стратегию, в большей мере отвечающую национальным интересам. Решения вложить крупные средства в строительство новых заводов, а также реконструкцию и модернизацию принадлежащих ей предприятий в Комсомольске-на-Амуре и Туапсе говорят в пользу выбора второго, более созидательного направления.

Анализировали авторы и судьбу авиастроительных предприятий, пребывавших последние полтора десятка лет, как и весь оборонно-промышленный комплекс, в состоянии длительного упадка. Тем не менее кое-кому из них, несмотря ни на что, удалось остаться на плаву, а то и продолжать расти и модернизироваться.

Так, компания «Сухой» сумела сохранить лидерство в конструировании знаменитых военных самолетов марки «СУ», превратив их в один из наиболее востребованных продуктов на мировом рынке вооружений. Ныне фирма подключилась к разработке нового пассажирского самолета средней дальности, заказы на который предполагается размещать внутри России.

Успех «Сухого» во многом объясняется умением его руководителя Рубена Погосяна сочетать в себе, когда надо, способности не только конструктора, но также и организатора — менеджера и коммерсанта. Он — лишь в последнюю очередь чиновник, а в первую — предприниматель в самом прямом и позитивном значении этого слова.

Иначе, но также благоприятно складывалась судьба Иркутского авиационного производственного объединения (ИАПО), преобразованного в начале текущего века в открытое акционерное общество «Иркут» и завоевавшего солидное место на экспортном рынке военных самолетов. Эти успехи во многом связаны с бывшим руководителем завода Алексеем Федоровым, ставшим крупнейшим акционером созданной им компании. Именно он сумел наладить деловое сотрудничество с холдингом «Сухой» и с «Европейским авиационным оборонным агентством» (ЕАДС), которому в Европе принадлежат предприятия, выпускающие самолеты типа «Эйрбас» и евроистребители. Долговременные планы «Иркута» включают переход на преимущественный выпуск гражданских самолетов после того, как иссякнет восьмилетний портфель военных заказов.

В 2006 году Федоров назначен председателем правления «Объединенной авиастроительной корпорации» («ОАК»), созданной по указу Президента РФ. Эта смешанная государственно-частная компания (доля государства 75%) объединяет 19 существующих компаний в отрасли и призвана её возродить. Председателем совета директоров «ОАК» назначен первый вице-премьер правительства, бывший министр обороны Сергей Иванов. Перед корпорацией поставлена задача к 2015 году войти в число мировых лидеров по производству гражданских самолетов. В соответствующем разделе книги рассказывается о качествах руководителей главных компаний, вошедших в «ОАК».

Одна из них — компания «ВСМПО-Ависма» — поставщик титановых сплавов и изделий для авиастроения. Она возникла в 90-х годах прошлого века из заброшенного государством предприятия. Её руководителю Владиславу Тетюхину удалось вдохнуть в нее новую — уже капиталистическую жизнь. История фирмы, с заказчиками в лице «Боинга» и «Аэробуса», изобилует драматическими эпизодами, в том числе попытками захвата её со стороны некоторых агрессивно настроенных олигархов, от которых пришлось уйти под покровительство государственного концерна «Рособоронэкспорт». Опыт этой компании с капитализацией в миллиарды долларов, которая сначала самостоятельно утвердилась на мировых рынках, а потом стала востребованной в собственной стране, показывает, как настойчивость, умение, а временами и личное мужество предпринимателя становятся верным залогом длительного успеха в самых трудных условиях.

Как уже отмечалось, зарисовки представителей российского бизнеса в книге — не самоцель, а путь, подводящий авторов к масштабным обобщениям и политико-экономическим выводам. Уже в первой её части (глава 2) обосновывается тезис о вступлении нынешнего российского капитализма в третью государственно-монополистическую стадию своего развития и высказываются возможные варианты и последствия этой тенденции. Этот аспект вновь затрагивается в главе 6, предваряющей вторую часть работы, посвящённую госкапиталистам. В ней более пристально рассматриваются активизация роли государства в российской экономике и возникающие в связи с этим проблемы в его отношениях с предпринимательским классом. Обстоятельным образом говорится о страстях по пугалу госкапитализма, об императивах смешанной экономики. Главный же вывод — именно государственный сектор в последнее время становится одним из локомотивов российской экономики.

Обобщив опыт всех категорий российского бизнеса, частных независимых предпринимателей, государственных и смешанных компаний и даже «правильных» олигархов, авторы уточняют выведенную уже в «Заметках предпринимателя» формулу бизнес-долголетия в России. Она имеет некоторые общие черты и существенные различия с западными аналогами. В Заключении названы 10 главных принципов делового успеха в условиях нашего современного общества. Красной нитью в работе проходит мысль о социальной ответственности бизнеса, о том, что без диверсификации экономики и ликвидации массовой бедности в России бизнес в целом не в состоянии утвердиться в обществе как постоянный или даже долгосрочно действующий его институт.